В Казахстане внедряют новый метод лечения рака

Dialog.kz: Почему Минздрав не хочет лечить рак? Казахстанские чиновники не замечают» инновационных технологий

Методики лечения и выявления рака в Казахстане оставляет желать лучшего
В прошлом году была принята государственная программа по раннему выявлению заболевания, однако методы диагностики и лечения оставляют желать лучшего.

Отечественная онкология взяла курс на внедрение консервативных методик, дескать, все способы проверены до нас, и нечего изобретать велосипед. Результат такого «увлечения » – позднее выявление болезни и высокая смертность.

Прожектерство или имитация бурной деятельности
Речь не идет о финансовом положении онкологии – бюджетных средств на борьбу с раком выделяется достаточно. Складывается впечатление, что местные врачи и чиновники от Минздрава находятся в информационном вакууме – новые технологии элементарно игнорируются, а удостоенные «высокого » внимания остаются многомиллионными «бумажными » проектами.

Строятся медицинские центры, напичканные «забугорными » аппаратами, которые на поверку оказываются устаревшими еще позавчера. В общем, деньги потрачены, дежурные галочки проставлены. Чиновники рапортуют об очередном процентном соотношении в победе над раком, а население страдает от «варварских» методов прошлого века.

С другой стороны – «белые халаты». Упаси бог, обвинять врачей в преступной халатности или нежелании победить недуг. Делают, что могут. Однако настораживает их консервативный взгляд на вещи – применяется «тяжелая » химия и операции. Как правило, главные врачи отечественных онкоцентров – хирурги, и у них не возникает желания «изменять » своей специализации. Может быть поэтому инновации обходят казахстанскую онкологию стороной.

Существует четко отработанная цепочка – отрезали-зашили , затем передали больного на руки радиологу и «химику». При этом гарантию положительного результата не дает никто – врачи за редким исключением апеллируют к Всевышнему.

Нам удалось выяснить, что в Казахстане помимо классического онкологического «набора », предлагаемого отечественной медициной, существуют и другие методики. В Астане уже три года работает медцентр «АЛАС » – единственный в СНГ лечебный центр, имеющий в своем арсенале уникальную технологию по лечению рака. Мы связались с генеральным директором «АЛАСа » Нурланом Хамзабаевым, который на протяжении нескольких лет безуспешно пытается доказать Минздраву необходимость повсеместного внедрения метода ультразвуковой абляции:

– С проблемой рака я столкнулся лично – заболели моя жена и отец. К сожалению, консервативные методы «не сработали» и привели к мучениям отца и потере супруги. Не скрою, я был в полной уверенности, что в Казахстане с лечением этого страшного заболевания все более-менее нормально, что на поверку оказалось не так. На сегодняшний день в стране применяется три метода лечения рака – хирургия, облучение и химиотерапия.

Результат – инвалидность и высокая смертность. При этом количество больных только растет, а вопросами детской онкологии вообще никто не занимается. Поэтому я, как врач, стал искать новые методы. Так я узнал об ультразвуковой абляции ­– HIFU-терапии . Лидером в этой области являются врачи Китайской Народной Республики. В четырехстах клиниках Китая данная технология прошла успешную апробацию и ее применяют для комплексного лечения рака.

По оценкам мировых специалистов в области онкологии, HIFU-технология наиболее перспективная методика. Она заключается в сжигании раковых клеток ультразвуком – при температуре 100 градусов Цельсия опухоль буквально тает. Лидером в производстве специализированной техники является пекинская компания Haifuning HIFU Technology, которая совместно с американской компанией General Electric создала полностью компьютеризированный аппарат с управляемым температурным режимом – FEP BY 02.

Именно этим аппаратом и заинтересовался Нурлан Хамзабаев. Хотя китайцы не были настроены выдавать свои профессиональные секреты ему удалось ознакомиться с технологией лечения и получить допуск в местные клиники.

Шанс для пациентов
Казахстанские журналисты (из редакции газеты «Свобода слова») даже выходили на российских специалистов, дабы те подтвердили или опровергли экспертное мнение своих зарубежных коллег. По словам доктора медицинских наук, заведующего отделением интервенционных методов диагностики и лечения Самарского онкоцентра Вячеслава Соловова, у аппарата FEP BY 02 большое будущее. Высокотехнологичное оборудование признано онкологами Китая, Японии, Франции, США, Великобритании, Сингапура и Южной Кореи:

Откровенно говоря, мы завидуем Казахстану. Поскольку данная установка единственная на территории СНГ, россияне с удовольствием едут лечиться в Астану – это дешевле, а главное результативнее, чем поездки в дальнее зарубежье. Думаю, к моему мнению присоединятся все ведущие специалисты России.

Преимущества данного метода налицо – лечение проводится без операции, без радиационного облучения, без химиотерапии и без наркоза. Все оборудование компьютеризировано – опухоль визуализируется ультразвуком на экране монитора и сжигается за несколько секунд, не причиняя вреда организму. Вся процедура проходит в амбулаторно-поликлинических условиях, где за день можно пролечить 10–12 пациентов. Сам аппарат размещается на площади 25 квадратных метров и обслуживается одним врачом.

Горох об стенку
Но вернемся к поездке Нурлана Хамзабаева в Китай. Досконально изучив вопрос, директор «АЛАСа » принял решение – это то, что необходимо казахстанской медицине. По сути, аппарат FEP BY 02 не только инновационная технология, но и шанс на спасение для многих отчаявшихся. В 2009 году, заложив свое имущество, он ввозит в страну передовую систему и начинает обучать персонал в ведущих клиниках Пекина, Шанхая и Гуанджоу.

Это интересно:  Постлучевой цистит у женщин - причины, симптомы и лечение

Поначалу Хамзабаев не встретил каких-либо серьезных препятствий по внедрению уникального метода лечения рака. Министерство здравоохранения выдало его центру государственную лицензию на оказание медицинской помощи населению, включило ультразвуковую абляцию в перечень медуслуг, а экспертный совет Минздрава рекомендовал HIFU-терапию к практическому применению. Методика входит в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. Но на этом «благие пожелания» чиновников закончились и начались бюрократические «будни ».

– С момента открытия центра «АЛАС » к нам обратилось много людей. Процент излеченных доходит до 80, а это очень высокие показатели. Однако многим пришлось отказать в лечении – это социально незащищенные слои населения. Казахстанцам технология недоступна по одной простой причине. Несмотря на наличие всех документов и впечатляющих результатов, у нас «завис » вопрос с выделением квот. Минздрав занял «интересную » позицию – по их мнению, технология уникальна и работает, но выделять деньги на ее реализацию никто не торопится, – сетует Нурлан Хамзабаев.

На протяжении уже нескольких лет доктор Хамзабаев безуспешно борется с чиновничьим равнодушием и бюрократической машиной Министерства здравоохранения Казахстана. Для «предметной » убедительности он организовал несколько научных конференций с привлечением иностранных экспертов в области онкологии. Они подтвердили уникальность метода и посетовали на отсутствие в их руках подобной практики. В свою очередь представители министерства с гордостью заявили, что у нас в стране HIFU-терапия работает, и указали на медицинский центр «АЛАС »!

Сложилась парадоксальная ситуация: все – «за », но лечиться онкобольные должны за свои кровные. Пока ломаются копья вокруг выделения квот, казахстанцы вынуждены обращаться к зарубежным врачам. По самым скромным подсчетам, подобные процедуры обойдутся нашему гражданину в 30–50 тысяч долларов. А клиника «АЛАС » вынуждена, дабы не простаивало дорогостоящее оборудование, принимать россиян.

В идеале, по мнению Хамзабаева, HIFU-терапия должна внедряться на территории всей страны – в каждом областном центре необходим свой стационар с техникой ультразвуковой абляции. Он готов провести обучение персонала и помочь закупить оборудование по вполне приемлемым ценам.

В бытность министром здравоохранения г-на Доскалиева по баснословной цене в пять миллионов евро была куплена установка ультразвуковой терапии JC-100 , а ныне производится установка JC-200 . Она функционирует при Национальном научном медицинском центре. Именно это оборудование стало причиной для скептической оценки Доскалиевым результатов работы медцентра «АЛАС », дескать, чего огород городить – аппарат есть, инновация запущена. И никто из министерских функционеров не поинтересовался, что применение JC-100 дает осложнения в виде ожогов кожи и внутренних кровотечений. Она имеет ограниченный спектр действия с обязательным наркозом и ре­анимацией в течение пяти суток. В общем, экс-министр откровенно лоббировал интересы «вчерашнего дня».
С приходом на пост министра госпожи Каирбековой положение, казалось, изменилось в лучшую сторону. После депутатских запросов сенатора Жылкышиева и мажилисмена Киянского HIFU-терапией заинтересовался Карим Масимов. Была создана рабочая комиссия по детальному изучению методики центра «АЛАС ». Выводы все те же – метод работает, технология не имеет аналогов, нужно внедрять повсеместно. Но, похоже, результаты проверки профильному ведомству абсолютно до «лампочки», поскольку адекватных решений с его стороны не последовало. Теперь Минздрав заявляет, что с радостью выделил бы квоты, да те переданы в областные бюджеты. Извольте теперь побегать по акиматам сами и постарайтесь, если это вам нужно, договориться напрямую.

– Кто даст гарантию, что областные акиматы пойдут на внедрение терапии? Грустно и обидно, что лечение рака в нашей стране стало чем-то запретным. Из-за безалаберности чиновников, которые даже не знают, кто отвечает за здоровье населения, страдают рядовые граждане. Мне не говорят – «нет », мне говорят – «подожди , как-нибудь утрясется», – удивляется Нурлан Хамзабаев.

Абсолютно не понятна логика Министерства здравоохранения – есть инновационная технология, которую с упорством достойного другого применения пытаются задвинуть в разряд «отработанных ». Люди, облеченные властью, из реального способа борьбы с раковыми заболеваниями делают очередную дежурно-декларативную «бумажку ». А вместе с тем деятельностью «АЛАСа » заинтересовались чиновники других стран – России, Узбекистана, Туркмении, Финляндии, Германии, Украины. Саудовские шейхи уже предлагают руководителю медцентра перебраться к ним вместе с персоналом и оборудованием. Словом, нет пророка в своем отечестве.

Президентом страны определен тренд развития отечественной медицины – население должно получать качественное обслуживание у себя на родине. В ежегодном послании народу он потребовал от правительства создания четкой программы по борьбе с онкологическими заболеваниями. Как будут оправдываться чиновники Минздрава и какую реформаторскую «фишку » будут «лепить » по окончанию всех сроков поручения, непонятно. Пока же доктор Хамзабаев надеется на здравый смысл представителей министерства и на… А оно, учитывая казахстанские реалии, понадобится.

В Казахстане внедряют уникальный метод лечения рака молочной железы

Новая технология позволяет исключить послеоперационные осложнения, сократить время стационарного лечения и облегчить женщинам возвращение к обычной жизни.

Врачи президентской клиники внедряют уникальную технологию, которая позволит казахстанским онкологам сделать лечение рака менее травматичным и более эффективным, сообщает пресс-служба больницы медицинского центра Управления делами Президента РК.

Это интересно:  Герпес на члене: его симптомы, лечение и профилактика

В основе так называемых малых видов операций лежит поиск «сторожевого» лимфатического узла. Это первый лимфоузел, к которому оттекает лимфа от злокачественной опухоли. Если его обнаружить, проверить экспресс-цитологическим и гистологическим анализом во время операции, и убедиться, что он не поражён метастазами, хирург может удалить опухоль с сохранением молочной железы и избежать полного удаления всех прилежащих лимфатических узлов.

Такое щадящее вмешательство позволит исключить многие послеоперационные осложнения, сократить время пребывания в стационаре и облегчить женщинам возвращение к обычной жизни, отметили в президентской клинике.

До сегодняшнего дня врачам приходилось удалять все лимфатические узлы в подмышечной зоне на стороне поражения, делая огромные разрезы. У женщин после таких операций очень часто развиваются осложнения, связанные с нарушением лимфооттока, что приводит к сложностям послеоперационной и социальной реабилитации. Чаще всего после такой операции женщина уже не может вести полноценный образ жизни из-за ограничения движения руки и болей в месте огромных постоперационных разрезов.

Для обнаружения «сторожевого» лимфатического узла используется метод диагностики ядерной медицины. Пациенту вводится специальный радиофармпрепарат, который накапливается в этом лимфатическом узле. Его расположение отмечается специальным маркером на коже. В этот же день или на следующий день после проведения исследования проводится оперативное лечение. В обозначенной области хирург делает маленький разрез, удаляет единственный лимфатический узел, который тут же проверяется экспресс-гистологическим или цитологическим методом, и таким образом определяется дальнейшая тактика операции.

На сегодня в Казахстане специальное оборудование и радиофармпрепараты для таких исследований имеются только в президентской клинике.

В 2016 году в Алматы внедрили новый метод лечения рака простаты, когда операции больным проводит не хирург, а робот. Затраты на его внедрение взяло на себя государство.

В 2015 году один из лучших онкологов Италии познакомил алматинских коллег с новым методом лечения рака груди, который позволяет не вырезать поражённые молочные железы полностью.

В Алматы в этом году побывал создатель Международного института криохирургии, профессор клиники «Рудольфинерхаус» Николай Корпан. Он провёл мастер-класс в Казахском НИИ онкологии и радиологии, где рассказал о методе заморозки опухолей жидким азотом.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

В Астане придумали метод лечения поздней стадии онкологии

В Астане придумали метод лечения онкологии на поздних этапах заболевания. Об этом корреспонденту Tengrinews.kz сообщил заведующий кафедрой биологии и химии Назарбаев Университета и председатель правления Республиканского центра неотложной помощи Кеннет Алибек.

Проект по созданию новых подходов к лечению поздней стадии онкологии в Назарбаев Университете начали летом прошлого года. Как говорит научный руководитель проекта Алибек, они не создают новый продукт или лекарство. «Моя позиция в этом исследовании такова, что многие противораковые препараты уже созданы, проблема сейчас заключается в том, какой лечебный модуль надо создавать и что нужно делать первым, что вторым, что третьим для того, чтобы получить наивысший эффект даже у пациентов, имеющих четвертую стадию развития заболевания», — говорит он.

В качестве примера профессор медицинской микробиологии и иммунологии Университета Джорджа Мэйсона привел случаи, когда для лечения онкологических заболевание четвертой стадии часто используют химиотерапию. «Дело в том, что организм уже ослаблен, организм уже находится в стадии тяжелой интоксикации. В организме нарушены очень многие функции иммунной, эндокринной системы. Вводя дополнительные токсические соединения мы иногда не можем вылечить, иногда получается, а часто не получается и вместо этого получаем обратный эффект — человек просто умирает. Химическое соединение не работает. Это очень тяжело. Потому что химические препараты, терапевтические, у них очень узкая зона между эффективной и токсической, смертельной зоной. И нужно войти в эту зону. Будем говорить, не достиг этой зоны — эффекта нет. Перебрал эту зону — можешь получить эффект гибели нормальных клеток и, собственно, человека», — рассказывает профессор особенности химиотерапии.

Именно поэтому в качестве основной идеи нового метода, который разрабатывают в Назарбаев Университете под руководством Алибека, лежит восстановление нормальных функций организма вначале. «То есть, попытаться сделать таким образом, чтобы опухоль воспринималась не как опухоль как таковая, а как опухолевая болезнь. Опухоль растет в организме и нам надо найти решения и, вроде, мы их находим. Мы изолируем опухоль не чем-то физическим, а созданием условий, при которых мы стараемся и восстанавливаем до определенных, нормальных показателей состояние иммунной системы. Создать условно-здоровое состояние у пациента, больного онкологическим заболеванием. После того, как пациента приводят в состояние, когда он может воспринимать химиотерапию в достаточно приемлемых дозах — мы начинаем стандартный процесс химиотерапии. Он переносится значительно легче», — рассказал о новом методе Алибек.

На сегодняшний день в мире на исследование рака тратят десятки, а то и сотни миллиардов долларов и работают сотни ученых. «Наши исследования даже не достигли миллиона долларов, но результат мы имеем уже на достаточно значительной группе пациентов», — оптимистично заявил Алибек.

Кибернож от опухоли и новый язык: как в Казахстане спасают от рака (фото)

Рост онкологических заболеваний в мире заставляет медицину прогрессировать. Уникальная операция создания нового языка, расщепление опухоли киберножом или о том, как в Казахстане сегодня спасают людей от рака, читайте в материале NUR.KZ.

Чтобы узнать о современных способах борьбы с онкологией, корреспонденты NUR.KZ отправились в Онкологический центр в Астане.

Это интересно:  Что такое вагиноз: диагностика и лечение бактериального вагиноза у мужчин и жещнин

Первое, что нам показали – аппарат Трубим. Это так называемый кибернож – убийца опухоли, позволяющий облучить даже самые маленькие образования всего в несколько миллиметров.

Внешне он напоминает скорее космический аппарат – человек ложится на кушетку, и вокруг него начинают вращаться огромные лопасти. Таким образом опухоль облучается со всех сторон. Здоровые ткани при этом не повреждаются, разрушающий луч прицельно бьет только по раковым клеткам.

Пока в Трубиме облучают пациента со злокачественной опухолью гортани, несколькими этажами выше проводят уникальную операцию по созданию нового языка.

Язык мужчины оказался поражен заболеванием и большую его часть пришлось удалить. Чтобы сохранить возможность человека говорить и принимать пищу, нужно восполнить недостающие ткани. Для этого из его руки иссекается лоскут на сосудистой ножке.

Работа ювелирная – под микроскопом сосуды лоскута соединяются с сосудами в области шеи, так создается новый функционирующий орган. Операция длится долгих 10 часов. Сегодня ее в качестве мастер-класса проводит специалист из Индии – в Казахстане технологию успешно применяют с 2013 года.

Операционные здесь никогда не пустуют, в соседней проводят уже привычное и отточенное до автоматизма гинекологическое вмешательство. Пациентке удаляют пораженную матку вместе с придатками и лимфоузлами.

Операция эндоскопическая – как говорят хирурги, прогресс на лицо. Если раньше это было полостное вмешательство, то сегодня удаление проводится всего через несколько небольших разрезов. Это сокращает кровопотери, возможность осложнения и позволяет быстрее восстановиться.

При этом доктора отмечают, показатели рака молочной железы сегодня растут не из-за увеличения заболевших, а потому что наша медицина теперь может выявить болезнь на более ранней стадии.

Именно первые стадии лучше всего поддаются лечению, поэтому при своевременном вмешательстве сегодня действительно можно говорить о полном выздоровлении.

Каждое слово — во имя лучшей жизни!

В Казахстане внедрили новый метод лечения рака молочной железы и меланомы

  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
  • Печать

Врачи Больницы Медицинского центра Управления делами Президента Республики Казахстан внедряют уникальную технологию, которая позволит казахстанским онкологам сделать лечение рака менее травматичным и более эффективным, сообщает informburo.kz со ссылкой на пресс-службу больницы Медицинского центра Управления делами Президента РК. Новая технология позволяет исключить послеоперационные осложнения, сократить время стационарного лечения и облегчить женщинам возвращение к обычной жизни.

Пациенту за несколько часов до самой операции вводят вещество, заряженное радиоактивными изотопами. Задача изотопов в этом процессе помочь хирургам найти «сторожевой» лимфоузел. Так здесь называют самый первый лимфоузел, куда течет лимфа от раковой опухоли. Изотопы, как магниты, стягиваются именно вокруг него, помогая хирургам в исследовании.

Когда лимфоузел найден, его отправляют на цитологическое и гистологическое исследование. Анализ проводится быстро, во время операции. Если лимфоузел не поражен метастазами, хирург может удалить опухоль с сохранением молочной железы и избежать полного удаления всех прилежащих лимфатических узлов. Такое щадящее вмешательство позволит исключить многие послеоперационные осложнения, сократить время пребывания в стационаре и облегчить женщинам возвращение к обычной жизни, отметили в президентской клинике.

Обычно вместе с раковой опухолью удаляли всю цепь подмышечных лимфоузлов и лишь, потом их исследовали на наличие раковых клеток, которых могло и не быть. Такой радикальный метод лечения не оставлял шанса сохранить сам орган – его приходилось убирать либо частично, либо полностью. Но самое мучительное наступало после, в момент реабилитации. Вылеченные женщины сталкивались с новым барьером, и речь даже не об удаленном органе – отсутствие лимфоузлов сказывается на функциях руки: ею трудно двигать, невозможно поднимать, а любая рана может вызвать быстрое воспаление, так как именно в лимфоузлах созревают лимфоциты – главные защитники нашего иммунитета.

До сегодняшнего дня врачам приходилось удалять все лимфатические узлы в подмышечной зоне на стороне поражения, делая огромные разрезы. У женщин после таких операций очень часто развиваются осложнения, связанные с нарушением лимфооттока, что приводит к сложностям послеоперационной и социальной реабилитации. Чаще всего после такой операции женщина уже не может вести полноценный образ жизни из-за ограничения движения руки и болей в месте огромных постоперационных разрезов.

На сегодня в Казахстане специальное оборудование и радиофармпрепараты для таких исследований имеются только в президентской клинике. Такие операции сегодня популярны во всем мире, а ядерная наука созвучна с медицинской: по такой же методике в Астане теперь лечат не только рак молочной железы, но еще и рак кожи (меланому). А это значит, что многим пациентам отныне не придется проходить через сложные этапы операции, если в них на самом деле нет необходимости.

Статья написана по материалам сайтов: www.amansaulyk.kz, informburo.kz, tengrinews.kz, www.nur.kz, www.pharm.reviews.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector