Россияне вывели новые маркеры для лечения рака простаты

Вторник , Октябрь 16, 2018

Новые факты о раке простаты.

Однажды пациенту Х, 54 лет, на основании результатов рутинного PSA

обследования, был поставлен диагноз рака простаты. Ему было предложено лечение. Он основательно проштудировал литературу, ознакомился со статистикой и пришел к выводу, что в его случае рак не представляет смертельной угрозы. Он категорически отказался от безотлагательного лечения, хотя и стал вести более здоровый образ жизни и сбросил вес.

Каждый раз после очередного тестирования ему предлагали начать лечение. И всяких раз он отказывался.

Сегодня, спустя 16 лет, мистер Х по-прежнему полон сил, а его опухоль не вышла за пределы простаты. Уровень PSA (маркер рака простаты) в крови повысился с 7 до 18 единиц. То есть, опухоль растет очень медленно. Разобравшись, на чем основаны рекомендации, он принял самостоятельное решение и избежал многих неприятностей.

Организация Preventive Services Task Force выступила с заявлением, произведшим эффект разорвавшейся бомбы: по ее мнению, следует положить конец рутинному тестированию здоровых мужчин на наличие у них в крови маркера рака предстательной железы. Никакой ощутимой пользы для тех, кто не предъявляет жалоб, от этого нет. Скрининг не повышает шансы на выздоровление.

В подавляющем большинстве случаев нет необходимости подвергать тысячи мужчин с положительным тестом на PSA риску получить такие осложнения, как импотенция ( в результате хирургического вмешательства) или ректальное кровотечение (побочный эффект лучевой терапии).

По оценкам Task Force, начиная с 1985 года лечению по поводу рака простаты подверглись более миллиона мужчин по той лишь причине, что PSA у них был положительный. Не менее 5 тыс. из них вскоре умерли, еще 300 тыс. до конца жизни страдали импотенцией или ректальными кровотечениями.

В настоящее время стоит вопрос, что делать с теми людьми у которых тест на маркер простаты – положительный. Здесь отмечается тенденция ухода от пути безотлагательного радикального вмешательства. Вопрос должен решаться сугубо индивидуально.

Лечебные мероприятия следует начинать только тогда, когда опухоль растет, уровень PSA быстро повышается, или при биопсии обнаруживается заметно более агрессивные раковые клетки. По многолетним наблюдениям канадских медиков, смертность среди мужчин, страдающих раком предстательной железы и включенных в программу «активное наблюдение», — 1% за десять лет. При этом вероятность летального исхода от осложнений в первый месяц после операции равна 0,5%.

Тем не менее, хирургическое вмешательство, химио – и лучевая терапия остаются в арсенале врачей и могут быть применены в любой момент, при этом их отложенность не сказывается негативным образом на результате.

Что касается 4% мужчин из числа больных раком, у кого появились метастазы в других органах, то излечить их пока не удается.

С тех пор как мистер Х отказался от лечения, что обернулось для него благом, врачи узнали о раке простаты много нового. Но самое главное, это, что кажется необходимым в лечении сейчас, может оказаться неправильным с течением времени.

Журнал «В мире науки», 2012, №4, с. 62-67.

Комментарии hatmedicine

Рак – это самое настоящее воспалительное заболевание (данные последних исследований). А воспалительные заболевания могут переходить из одного места в другое. Так что, если активность струны выйдет из простаты и перейдет в другое место, то опухоль может развиваться очень медленно, возможно годами.

Так что, это очень интересное и своевременное исследование, которое пересматривает подходы к лечению рака простаты. Надеюсь, что со временем лечение по методике hatmedicine, позволит вылечить это заболевание или его предотвратить. «Мы предполагаем, а Бог располагает».

Совокупность современных методов терапии и многолетнего опыта врачей позволяют эффективно лечить метастазированный рака предстательной железы.

Ежегодно в Финляндии рак простаты выявляется более чем у 4700 мужчин. В большинстве случаев пациентов с местным раком предстательной железы удается вылечить полностью. Для достижения наилучших результатов лечения важно выявить заболевание на начальных стадиях. Множественно распространенный рак предстательной железы, как правило, не вылечивается полностью и требует постоянного лечения.

Обычно рак предстательной железы дает метастазы в лимфоузлы и костную ткань. При лечении метастазированного рака простаты всегда применяется медикаментозное лечение, как правило это гормонотерапия (медикаментозная кастрация) и химиотерапия. Также пациенту может проводится лучевая терапия. Новейшие техники облучения позволяют применять лучевую терапию даже при множественном распространении.

Медикаментозное лечение дает необходимый результат в течение долгого времени, но рано или поздно его эффективность снижается. В таких случаях применяется радионуклидное лечение (радиоактивные препараты Радий и Самарий), воздействующее на метастазы в костной ткани. Смысл радионуклидного лечения заключается в том, что источник излучения подается непосредственно в метастазы, в т.ч. множественные метастазы при раке предстательной железы. По результатам клинических исследований данный вид терапии обладает хорошей переносимостью и высокой эффективностью. Единичные метастазы можно облучать с помощью наружной лучевой терапии.

Новые возможности в лечении метастазированного рака простаты препаратом Lu-PSMA

Пациентам, у которых метастазы распространяются за пределы костной ткани, и у которых на исследовании ПЭТ-КТ с PSMA выявлено накопление изотопа PSMA (чувствительного к раку простаты), можно провести также новый вид лечения – радиоактивным препаратом Lu-PSMA (Лютеций-PSMA). Препарат проникает непосредственно в оболочку раковых клеток. Данный вид лечения дает новые возможности в лечении рака, к примеру, пациентам с раком предстательной железы, у которых рак развивается даже при получении химиотерапии или химиотерапия вызывает побочное действие.

В результате совместной работы онкологической клиники Дократес и производителя радиофармпрепаратов MAP Medical в январе 2017 года в клинике было проведено первое лечение препаратом Lu-PSMA (первое лечение в странах Северной Европы). Немного ранее, летом 2016 года, пациент проходивший в клинике Дократес лечение метастазированного, прогрессирующего рака предстательной железы, получил терапию Lu-PSMA. Ответ на лечение первых пациентов было очень хорошим – уровень ПСА снизился до минимальных отметок без серьезного побочного действия. На сегодняшний день во всем мире лечение препаратом Lu-PSMA получило около 800 пациентов.”

”У нас есть причины лечить агрессивный рак предстательной железы намного активнее, эффективнее и комплекснее.»

Основатель клиники Дократес, онколог, специалист лучевой терапии Тимо Йоэнсуу призывает к более надежному подходу в лечении распространенного рака предстательной железы.

На протяжении 10-ти лет доктор Йоэнсуу вместе со своими коллегами наблюдает результаты лечения около 50-ти своих пациентов.

”За время наблюдения мы выявили немало новых факторов, влияющих на превосходные результаты лечения. Во-первых, в отличие от общепринятой практики, мы включаем в лечение повышенную дозу антиандрогенных гормональных препаратов. Во-вторых, при распространенном раке простаты мы стараемся провести радикальную лучевую терапию. В-третьих, мы стараемся минимизировать количество раковых клеток костных метастазов с помощью лучевой терапии, радионуклидной терапии или их сочетания. В-четвертых, мы подбираем методы терапии с учетом прогрессирования заболевания. Лечение всегда планируется индивидуально для каждого пациента”, рассказывает Тимо Йоэнсуу.

”В соответствии с протоколами лечения мы стараемся всем пациентам с метастазированным раком предстательной железы провести радиотерапию. Но мы облучаем не просто предстательную железу, но и увеличенные лимфатические узлы тазовой области. Также, большинству пациентов проводится облучение единичных костных метастазов. В дополнение, при необходимости, мужчины получают индивидуально подобранную химиотерапию и радионуклидное лечение. Все эти виды терапии уничтожают раковые клетки в организме разным механизмом воздействия. Наш опыт использования вышеуказанных методов показывает исключительно хорошие результаты”, рассказывает Тимо Йоэнсуу.

”Большинство наших пациентов с метастазированным раком простаты живы через 5 лет после начала лечения, и ожидаемая продолжительность жизни уже достигла 8.35 лет (среднее значение)». Такие результаты — значительный прорыв в лечении метастазированного рака предстательной железы.

Timo Joensuu – эксперт, специалист по раку предстательной железы, ведущий активную работу по развитию медикаментозного лечения и лучевой терапии. За плечами доктора Йоэнсуу более 15 лет опыта проведения лучевой терапии. Тимо Йоэнсуу первым в странах Северной Европы составил план лучевой терапии IMRT (в 1999 г.). Клиника Дократес первой в Финляндии начала проводить лучевую терапию VMAT RapidArc-, HDR-брахитерапию и лечение радиоактивным препаратом Lu-PSMA.

Лечение рака простаты в Израиле

Лечение рака простаты в Израиле – это возможность для пациентов из России, Украины и СНГ победить болезнь .

Когда мужчине впервые ставят диагноз «рак простаты», в израильской клинике ему предложат на выбор несколько способов лечения. Какие факторы нужно учитывать перед принятием решения?

Определение групп риска

У большинства мужчин обнаруживается так называемый локализованный рак предстательной железы . Это означает, что патология находится на ранней стадии и не распространилась за пределы железы. Хотя некоторые пациенты могут прожить долгую жизнь и в итоге умереть совсем не от рака – даже при отсутствии всякого лечения, у других заболевание нередко протекает гораздо агрессивнее и, соответственно, требует более агрессивной терапии.

Чтобы разделить пациентов на группы риска и тем самым определить онкологическую тактику, используются следующие клинические параметры:

  • уровень ПСА в сыворотке крови;
  • индекс Глисона, устанавливаемый по результатам биопсии;
  • степень распространенности заболевания , которая оценивается клинически, по результатам ректального обследования и визуализирующих исследований.
Это интересно:  Препарат 5-НОК, его назначение при простатите и курс лечения лекарством

На основании данных параметров мы строим систему прогнозирования , в соответствии с которой разрабатывается план терапии.
Проконсультироваться у врачей TopClinic

Диагностика рака простаты в Израиле: новейшие разработки

В некоторых случаях рак простаты характеризуется высоким риском и агрессивным течением, а в других случаях — меньшей вероятностью неблагоприятного исхода . По результатам биопсии обнаруживается злокачественная опухоль, однако диагностические инструменты предоставляют минимум информации о степени агрессивности заболевания. Поэтому большинство мужчин решают тотчас приступить к лечению. По завершении терапии многие пациенты в течение долгого времени испытывают серьезные побочные эффекты.

Незамедлительное лечение не всегда необходимо, но в настоящее время нет способа узнать, нужно ли немедленно предпринимать меры или можно подождать, отложив терапию.

Сейчас израильские ученые разрабатывают инновационный тест, чтобы ответить на этот вопрос. Анализируя первичную биологию опухоли и используя гены из различных биологических путей, тест формирует прогноз агрессивности рака простаты на этапе диагностики, позволяя мужчинам с уверенностью принимать более информированные решения о выборе метода лечения.

Тесты на рак простаты могут включать:

  • Пальцевое ректальное исследование (ПРИ) . Во время ПРИ врач вставляет указательный палец, смазанный в прямую кишку, чтобы провести осмотр простаты. Если обнаруживаются какие-либо отклонения в структуре, форме или размере железы, вам могут потребоваться дополнительные тесты.
  • Простатический специфический антиген (PSA) . Образец крови извлекается из вены в руке и анализируется на PSA. ПСА — это опухолевый маркер, который естественно, производится вашей предстательной железой. Это нормально, когда небольшое количество ПСА будет в вашем кровотоке. Однако, если обнаружен более высокий, чем нормальный уровень, то это может указывать на инфекцию предстательной железы, воспаление, увеличение или рак.

Анализ ПСА в сочетании с ПРИ помогает выявить рак предстательной железы на самых ранних стадиях . Следовательно, дебаты продолжаются вокруг скрининга рака предстательной железы.

Как производится обследование на рак предстательной железы?

Если тест DRE или PSA обнаруживает аномалию, вам будут рекомендованы дальнейшие тесты , чтобы определить, есть ли у вас рак предстательной железы, например:

  • Ультразвук . Если другие тесты вызывают беспокойство, ваш врач может использовать трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ) для дальнейшей оценки вашей простаты. Маленький зонд размером с форму сигары вставляется в прямую кишку. Зонд использует звуковые волны для создания изображения вашей предстательной железы.
  • Сбор образца ткани предстательной железы . Если исходные результаты теста указывают на рак предстательной железы, ваш врач может рекомендовать процедуру для сбора образца клеток из вашей простаты (биопсия простаты). Биопсия простаты часто делается с использованием тонкой иглы, которая вставлена ​​в простату для сбора ткани. Образец ткани анализируют в лаборатории, чтобы определить, присутствуют ли раковые клетки.

В клиниках TopClinic урологи и рентгенологи сотрудничают в области использования технологии биопсии с использованием МРТ, что дает наилучшую картину слияния, доступную для лечения рака предстательной железы.

Когда биопсия подтверждает наличие рака, следующим шагом является определение уровня агрессивности (степени) раковых клеток . Лабораторный патолог исследует образец вашего рака, чтобы определить, сколько раковых клеток отличается от здоровых клеток. Более высокий уровень агрессивности указывает на рак, который быстро распространится.

Наиболее распространенный масштаб, используемый для оценки уровня клеток рака предстательной железы, называется оценкой Глисона. Оценка Gleason объединяет два числа и может варьироваться от 2 (неагрессивный рак) до 10 (очень агрессивный рак).

Кроме того, геномное тестирование все чаще используется для более точной оценки риска и выявления агрессивного рака предстательной железы.

Тактика лечения пациентов с онкологией простаты

По результатам исследований израильские онкологи делят пациентов с онкологией простаты на 3 группы риска прогрессирования патологии:

Группа низкого риска

Если пациент относится к группе очень низкого риска прогрессирования заболевания, рекомендованным методом является активное наблюдение . Это означает, что пациенту предстоит регулярно приходить на обследования и сдавать анализы на уровень ПСА. В случае необходимости назначается биопсия. Если рак простаты начал прогрессировать, требуются более агрессивные методы.

В определенных случаях пациенты, находящиеся в группе низкого риска, могут самостоятельно выбрать между активным наблюдением, лучевой терапией и радикальной простатэктомией.

Группа умеренного риска

Больным с патологией умеренного риска не следует полагаться на метод активного наблюдения. В основном они выбирают между лучевой терапией и хирургическим вмешательством . При выборе лучевой терапии им также назначают курс андрогенной депривационной терапии продолжительностью 6 месяцев.

Группа высокого риска

Больным с опухолями высокой степени риска угрожает быстрое прогрессирование заболевания и возникновение метастазов . Им чаще всего назначают простатэктомию. Если же пациент отказывается от операции в пользу радиационного облучения, ему предстоит дополнительно пройти 2 или 3 года андрогенной депривационной терапии.
Узнать стоимость лечения простаты

Операция или лучевая терапия?

Критерии выбора между операцией и облучением зависят от профиля риска пациента . Если больному противопоказано хирургическое вмешательство ввиду каких-либо других сопутствующих патологий или факторов риска – к примеру, заболеваний сердца, диабета или просто пожилого возраста, – скорее всего, ему назначат облучение с параллельной гормональной терапией или без таковой.

Что касается хирургии, для обеспечения оптимального качества жизни очень важно сохранить нервы, опосредующие сексуальную функцию . Поэтому перед хирургом встает вопрос: может ли он сохранить эти нервы и одновременно удалить все следы патологии? Этот вопрос специалист обсуждает с пациентом еще до процедуры. В зависимости от степени риска врачу, возможно, придется удалить также лимфатические узлы в тазовой области, отчего впоследствии могут образоваться отеки.

Если в процессе хирургического вмешательства врач повреждает сфинктер мочевого пузыря, у пациента может развиться недержание мочи после операции.

Большинство перечисленных побочных эффектов проходят со временем. Если взглянуть на результаты различных научных исследований, от 30 до 50% пациентов отмечают снижение интенсивности побочных эффектов через 2 года после операции . Следует отметить, впрочем, что эти нежелательные явления изначально не являются тяжелыми. Например, серповидно-клеточную дисфункцию лечат методом имплантации и медикаментозной терапии.

Пациенты, которые лечат рак простаты с помощью облучения, страдают от более острых побочных эффектов. К ним относится синдром раздраженного кишечника, ведь кишечник, как и простата, входит в поле облучения.

Симптомами синдрома раздраженного кишечника являются:

  • императивные позывы к дефекации;
  • диарея;
  • ректальные кровотечения.

Впрочем, эти побочные эффекты проходят в течение 1-2 лет после лечения.

Явления, связанные с функцией мочевыводящих путей, вызваны так называемым радиационным циститом. Пациенты жалуются на частые позывы к мочеиспусканию и ощущение жжения, однако все это со временем проходит.

Сексуальная дисфункция — побочный эффект, усиливающийся в течение 1-го года или 2 лет после облучения . Тем не менее в большинстве случаев побочные эффекты, отмечаемые по прошествии 2 лет после окончания лучевой терапии, практически аналогичны нежелательным последствиям хирургического вмешательства. Поэтому выбор метода лечения зависит от наличия или отсутствия сопутствующих заболеваний.

Отзывы о лечении рака простаты в Израиле: Top Clinic

Экспертное мнение: что нужно знать о раке простаты

Во всем мире ноябрь — месяц борьбы с мужскими заболеваниями. Он носит название Movember, что в России трансформировалось в «Усабрь». В этот месяц неравнодушные мужчины отращивают усы для привлечения внимания к проблеме мужского здоровья. Благодаря акции удается собирать крупные суммы на исследование и лечение рака предстательной железы, рака яичек и других заболеваний.

Елизавета Бабицкая из Фонда профилактики рака поговорила с онкоурологом, резидентом Высшей школы онкологии и аспиранткой НМИЦ онкологии им. Петрова Марией Беркут об одном из самых распространенных заболеваний в этой сфере — раке предстательной железы.

Фото: Ольга Молостова

Для начала давайте разберемся, какие особенности есть у рака простаты и что можно порекомендовать людям для профилактики этого заболевания?

Главная особенность рака предстательной железы (РПЖ) в том, что он медленно развивается. Есть некоторые агрессивные формы, но встречаются они достаточно редко. По заболеваемости среди мужского населения России рак простаты занимает четвертое место , однако в возрастной группе старше 60 лет он перемещается на первые позиции. Риск умереть от рака предстательной железы у россиянина колеблется в районе 7,6 % .

К сожалению, я не могу ответить на вопрос: « Что нужно делать мужчинам, чтобы не заболеть данной патологией? » Исследования, в ходе которых изучали влияние диеты на риск развития рака простаты, не дали никаких точных результатов. Например, употребление менее жирной пищи и исключение красного мяса из рациона питания уменьшают риск возникновения колоректального рака. Но для предстательной железы подобных рекомендаций мы дать не можем.

А вторы статьи в ж урнале Clinical Genitourinary Cancer указывают на связь курения с агрессивностью рака предстательной железы и более частыми рецидивами после хирургического лечения. Согласно другому исследовани ю , мужчины, которые в возрасте от 20 до 49 лет имеют не менее 21 эякуляции в месяц, уменьшают у себя вероятность развития рака простаты на 20%.

Есть ли какие-то характерные симптомы у этого заболевания?

У рака предстательной железы не выделяют специфических симптомов. Некоторые пациенты отмечают нарушение мочеиспускания: чувство неполного опорожнения мочевого пузыря или учащенное мочеиспускание ночью. Из-за этого мужчины чаще всего и оказываются в кабинете уролога. Однако такие симптомы могут быть проявлением и других заболеваний мочеполовой системы.

Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее

В то время появился метод определения рака простаты по ПСА, он же простатспецифический антиген. ПСА продуцируется здоровыми клетками, и, в больших количествах, раковыми клетками предстательной железы. Именно поэтому высокий уровень маркера связывают с заболеваниями простаты. Этот тест, одобренный FDA в 1986 году для выявления рецидива или прогрессирования рака предстательной железы произвел революцию именно в скрининге — использование ПСА к началу 90-х годов позволило снизить риск смерти от РПЖ до 3%. Пятилетняя выживаемость после диагностирования рака при помощи ПСА скрининга составляет почти 100%. Однако мужчинам не следует рассматривать эти факты как доказательства эффективности ПСА скрининга, потому что платой за такую статистику является гипердиагностика.

Это интересно:  Современная медицина на страже мужского здоровья: эффективные методы профилактики и лечения хр. простатита

Что такое гипердиагностика?

ПСА тестирование, как и любой другой метод диагностики, имеет свои свойства. Самыми простыми являются чувствительность — это доля действительно болеющих людей по результатам теста и специфичность — правильная идентификации людей, не имеющих болезни. Так, например, если взять пороговый уровень ПСА 4нг/мл, то уровень чувствительности для всех типов рака предстательной железы составит 20%, а для высокоагрессивных вариантов 50%. Если снизить пороговый уровень до 3 нг/мл, то цифры изменятся до 30 и 70% соответственно. Со специфичностью же наоборот — она снижается до 85%.

На практике эти свойства влияют на гипердиагностику: пациентам с исходно малоагрессивными опухолями назначают избыточное лечение. Этот эффект может быть минимизирован, если бы лечение не являлось ответом на каждый диагностированный случай РПЖ при помощи ПСА скрининга. В настоящее время такая тактика существует и называется « активным наблюдением » . Например, пациентам с малоагрессивными опухолями нецелесообразно назначать интенсивное лечение, поскольку любое вмешательство имеет свои побочные эффекты и отражается на качестве жизни пациентов.

Какие методы лечения рака простаты существуют на данный момент?

Во-первых, гормональное лечение — метод, основанный на удалении мужских половых гормонов (андрогенов) из организма. Наиболее важным является тестостерон, который вырабатывают яички. Злокачественная опухоль простаты в большинстве случаев является гормонально-чувствительной, то есть тестостерон способствует росту раковой опухоли предстательной железы. Поэтому при прекращении его воздействия на простату рост рака может остановиться. Сегодня гормональная терапия является основным видом лечения в случае метастатического РПЖ . Помимо хирургического удаления обоих яичек у мужчины, у онкоурологов есть огромный пул гормональных препаратов (таблетированные и инъекционные формы различной продолжительности эффекта), которые могут воздействовать на центральную нервную систему, подавлять выработку тестостерона или непосредственно блокировать действие тестостерона на ткани простаты . Основными нежелательными эффектами являются ощущения « приливов » , снижение либидо и потенции, набухание и болезненность молочных желёз (гинекомастия), диарея, изменения функции печени.

Важно отметить, что большинство указанных побочных действий гормональных препаратов встречаются, но заметно реже, чем при хирургической кастрации. Сегодня за счет правильно выбранного режима введения препаратов и их комбинаций лечение переносится пациентом значительно легче. Это позволяет сохранить у многих мужчин половое влечение и способность к возникновению эрекции. К сожалению, до сих пор на территории России остаются клиники, которые лечат даже локализованный РПЖ хирургическим вариантом гормональной терапии — орхидэктомией, ссылаясь на экономическую целесообразность данного метода.

Второй метод лечения рака предстательной железы — хирургическое вмешательство. Оно включает в себя полное удаление простаты, семенных пузырьков и тазовой клетчатки, содержащей лимфатические узлы. Технически существует несколько вариантов выполнения данной операции: классический способ открыто, через разрез над лоном, лапароскопически через 3-5 проколов на животе или робот-ассистированной методикой. При использовании последнего метода вероятность осложнений , связанных с операцией, составляет всего 3 случая на 1000 пациентов. Но, к сожалению, приходится признавать, что развитие побочных эффектов зависит не от техники проведения операции, а от хирургических навыков.

Для меня, как хирурга, очевидны преимущества хирургической операции над лучевой терапией (третий вариант лечения РПЖ). Это возможность одномоментно удалить все вовлеченные в злокачественный процесс структуры, провести тщательное патоморфологическое исследование , оценить степень агрессивности и распространенности опухоли.

Как врачи борются с гипердиагностикой?

Основной метод борьбы — это правильный выбор варианта диагностики заболевания с учетом вышеуказанных специфичности и чувствительности в необходимой возрастной категории мужчин. Во-первых, скрининг на ПСА не стоит назначать всем подряд. Например, Американская ассоциация урологов (AUA) рекомендует раннее начало проведения скрининга в случае « семейного типа » РПЖ: при наличии в первой линии родства одного родственника, заболевшего РПЖ до 65 лет — скрининг рекомендуется начинать с 45 лет; при наличии двух и более родственников первой линии родства — с 40 лет.

Во-вторых, нужно понимать, что данный вид рака чаще всего не является причиной смерти пациента, а скрининг уменьшает смертность на очень маленький процент. Например, по данным исследовательской группы ERSPC , если 1000 мужчин в возрасте от 55 до 69 лет в течении 13 лет не будут подвергаться скринингу РПЖ по ПСА, то у 70 из них всё-таки будет диагностирован РПЖ за указанный период, но только 6 мужчин погибнет непосредственно от этого заболевания. А периодический скрининг ПСА сможет спасти жизнь только 1-го или 2-х из 6 мужчин.

В-третьих, всегда необходима беседа с пациентом. Готов ли он при наличии повышенного ПСА приступить к следующим пунктам обследования: биопсия простаты и лечение? Знает ли он, что может получить как достоверный результат, так и ложноотрицательный или ложноположительный? А если мужчина настроен на диагностику, то он должен понимать, что повышенный или сомнительно повышенный результат — это рекомендация к последующим действиям, в том числе и к биопсии.

Расскажите подробнее, пожалуйста, про биопсию при раке простаты. Как я понимаю, этот диагностический метод самый надежный?

Классическая биопсия простаты — это малоинвазивная процедура, при которой образцы ткани получают из предстательной железы через прямую кишку с целью выявления опухоли. Процедура достаточно болезненная и неприятная для мужчин, однако может выполняться в амбулаторных условиях. Изначально применялась шеститочечная биопсия: врач брал по три образца (биоптата) с каждой доли простаты, однако этот метод пропускает около 30% клинически значимых видов рака. Поэтому, стандартом сейчас считается 12-точечная биопсия, по шесть биоптатов с каждой стороны.

В НМИЦ Петрова мы сейчас применяем еще более усовершенствованную технику биопсии — fusion биопсия. Для показания к этому анализу у пациента должен быть повышен ПСА и по данным мультипараметрического МРТ выявлено накопление контрастного вещества. Как проходит это обследование? Пациенту предварительно выполняется мультипараметрическое МРТ — сканирование малого таза, для определения зон вероятно активного рака простаты. В момент процедуры на экране аппарата УЗИ урологом совмещаются данные с введенного в прямую кишку ультразвукового датчика и записанного МРТ-диска, и с помощью биопсии мы можем прицельно взять подозрительно накапливающие контраст очаги. Благодаря этому мы можем уменьшить количество ложноотрицательных результатов и повысить точность метода.

Какие варианты действий есть у пациентов при обнаружении рака простаты?

Во-первых, это все те виды лечения, про которые мы говорили выше. Два других варианта — это активное наблюдение и выжидательная тактика . Очень важно их различать. Выжидательная тактика « watchful waiting » — метод выбора наблюдения пациентов, с выявленным РПЖ и серьезными проблемами со здоровьем (сердечно-сосудистые заболевания, хронические болезни легких, почечная недостаточность), с ожидаемой продолжительностью жизни менее 10 лет. Подобный метод позволяет мужчинам прожить оставшиеся годы без побочных эффектов лечения рака, использованием поддерживающей и симптоматической терапией.

Активное наблюдение « active surveillance » наоборот показано пациентам с локализованным РПЖ из группы низкого риска рецидива, ожидаемой продолжительностью жизни более 10 лет. При активном наблюдении мужчина не проходит лечение, но продолжает периодически повторять ПСА анализ, пальцевое исследование простаты, биопсию простаты, а в случае прогрессирования заболевания рассмотрит варианты радикального лечения.

В чем минус последнего подхода? К сожалению, мы не можем заранее предсказать, у кого из наших пациентов будет более агрессивная форма рака. Именно из-за этого уролог и рекомендует лечение. При этом, большая часть людей не может спокойно жить с мыслью о раке в организме. Чаще всего люди выбирают первый вариант и начинают лечение.

Возможности персонализированного лечения кастрационно-резистентного рака предстательной железы

Авторы: Иванов С.А. (ФГБУ «МРНЦ им. А.Ф. Цыба» – филиал ФГБУ НМИРЦ МЗ РФ, Обнинск ), Гафанов Р.А. (ФГБУ «РНЦРР» Минздрава России, Москва)

Для цитирования: Иванов С.А., Гафанов Р.А. Возможности персонализированного лечения кастрационно-резистентного рака предстательной железы // РМЖ. 2014. №17. С. 1285

В структуре онкологических заболеваний ряда стран рак предстательной железы (РПЖ) прочно занимает второе-третье место после рака легких и желудка. Ежегодно в странах Европейского союза приблизительно у 200 тыс. мужчин диагностируется РПЖ [8, 18]. В России РПЖ составляет 2,9% от всех онкологических и 36% от онко­урологических заболеваний. Заболеваемость РПЖ составляет 9,4 на 100 тыс. населения, рост за прошедшие 6 лет достиг 46%, по Москве ─– 9,6 на 100 тыс. населения. В России РПЖ как причина смерти в структуре смертности мужчин занимает десятое место (2,8%). Смертность от РПЖ составляет 7,1 на 100 тыс. населения, за последние 12 лет возросла на 42% [8, 9].

В структуре онкологических заболеваний ряда стран рак предстательной железы (РПЖ) прочно занимает второе-третье место после рака легких и желудка. Ежегодно в странах Европейского союза приблизительно у 200 тыс. мужчин диагностируется РПЖ [8, 18]. В России РПЖ составляет 2,9% от всех онкологических и 36% от онко­урологических заболеваний. Заболеваемость РПЖ составляет 9,4 на 100 тыс. населения, рост за прошедшие 6 лет достиг 46%, по Москве ─– 9,6 на 100 тыс. населения. В России РПЖ как причина смерти в структуре смертности мужчин занимает десятое место (2,8%). Смертность от РПЖ составляет 7,1 на 100 тыс. населения, за последние 12 лет возросла на 42% [8, 9].

Это интересно:  Лечение рака предстательной железы народными средствами

Ежегодно РПЖ диагностируется у более чем полумиллиона мужчин, что соответствует примерно 1/10 части от всех онкологических заболеваний у мужчин. В развитых странах доля РПЖ в структуре онкологической заболеваемости составляет 1/6, в развивающихся – менее 1/20. При этом смертность от рака простаты значительно ниже заболеваемости [18]. Мировая медицинская общественность с тревогой указывает на исключительно быстрый рост заболеваемости РПЖ, достигающий в среднем 3% в год, что позволяет прогнозировать удвоение числа регистрируемых случаев уже к 2030 г. [13].
Почти исключительное поражение лиц пожилого возраста является главной эпидемиологической особенностью РПЖ. До наступления 40-летнего возраста риск заболеть РПЖ составляет примерно 1:10 000, в то время как на протяжении всей жизни риск заболеть этим заболеванием имеет каждый шестой мужчина. Среди всех больных РПЖ мужчины в возрасте до 50 лет составляют лишь 0,1%. Существенное увеличение риска заболевания наблюдается только после 60 лет, пациенты, заболевшие РПЖ, имеют средний возраст 72–74 года [18].

Парадоксальность сегодняшней эпидемиологической ситуации заключается в том, что своим лидирующим позициям в онкологической заболеваемости РПЖ обязан 2-м факторам: высокой продолжительности жизни и результатам проведения обширных программ борьбы против курения. Как показывают последние эпидемиологические данные, именно благодаря успехам антитабачных мероприятий РПЖ относительно недавно стал встречаться чаще, чем рак легкого. Но надо отметить, что это справедливо лишь для тех стран, где большинство жителей сумели отказаться от злоупотребления табаком. В итоге вполне справедливым представляется следующее положение: рак простаты – самое частое онкологическое заболевание пожилых некурящих мужчин.

Несмотря на значительные достижения в радикальном лечении РПЖ, около трети пациентов сталкиваются с развитием резистентности на первичное гормональное лечение, как следствие, развиваются генерализованные нечувствительные формы опухоли [23]. Смертность от распространенных форм обычно является результатом резистентности к лечению андрогенной депривацией и развития кастрационно-резистентного РПЖ (КРРПЖ), при этом молекулярная этиология развития рака простаты, возникновения его резистентности к лечению все еще не вполне понятны.
Для противодействия резистентности к лечению андрогенной депривацией в последние годы разрабатывались различные лечебные методы, но преимущества их оставались скромными. Фактически только химиотерапия доцетакселом улучшала общую выживаемость больных с КРРПЖ при сравнении с лечением митоксантроном. Однако в связи с последними достижениями в области разработки химиотерапевтических средств и лекарств направленного действия лечение рака простаты переживает новый подъем. Список основных противоопухолевых агентов, показывающих положительные результаты, включает в себя таксан кабазитаксел, вакцину сипулейцел-T, ингибитор CYP17 абиратерон, антагонист андрогеновых рецепторов энзалутамид и радиоизотопный препарат радий-223 хлорид. Другие перспективные агенты, такие как деносумаб, ортеронел, ипилимумаб и кабозантиниб в настоящее время изучаются. И поэтому особенно актуальным становится вопрос наиболее рационального использования этих препаратов для улучшения клинического ответа и минимизации токсических последствий. Поиск и внедрение новых биомаркеров и средств диагностики для скрининга рака простаты, а также разработка предиктивных косвенных и прямых маркеров результатов лечения должны сыграть решающую роль в оптимизации новых средств лечения КРРПЖ, имеющих молекулярную направленность.
Обсуждение новых достижений в этом направлении онкологии, новых диагностических и лечебных подходов занимало, пожалуй, основное место в работе прошедшего в Стокгольме (Швеция) с 11 по 15 апреля 2014 г. съезда Европейской урологической ассоциации. Задачей этой статьи является освещение основных положений в отношении новых подходов к диагностике и лечению КРРПЖ на основании материалов такого важного для каждого уролога и онколога мероприятия.

В прозвучавших сообщениях очень большое внимание было уделено вопросам продолжительности жизни онкологических больных. Это ключевой критерий эффективности системы онкологической помощи пациентам, у которых диагностирован РПЖ. Основные данные были получены в ходе крупнейшего кооперированного популяционного исследования EUROCARE, изучавшего продолжительность жизни онкологических больных в Европе. Оно включало 107 регистров 29 европейских стран, содержащих сведения о 10 млн пациентов, 46 типах злокачественных новообразований, прослеженных в период 1999–2007 гг. [13]. По результатам этого исследования (подразделы EUROCARE-3 и EUROCARE-4) величина показателя относительной 5-летней выживаемости больных РПЖ в среднем по Европе составляет 76,4% [13].

Для сравнения: аналогичная величина по расчетам, проведенным по базе данных популяционного ракового регистра г. Санкт-Петербурга, составляет 72,6% [5]. Говорить о данной величине в целом по России сложно, поскольку в отчетной документации зачастую отсутствуют необходимые для этого параметры. Удельный вес контингентов больных РПЖ, находящихся под диспансерным наблюдением 5 и более лет, составил в среднем по России в 2012 г. 32,2%, это ошибочно и выдается за 5-летнюю выживаемость. По отдельным административным территориям России величина удельного веса больных, состоящих на учете 5 и более лет, колеблется от 4,3 до 58,9% [5].
Практически во всех европейских странах 5-летняя относительная выживаемость улучшается со временем, причем самые лучшие показатели достигнуты именно в отношении РПЖ (повышение с 73,4% в период 1999–2001 гг. до 81,7% в период 2005–2007 гг.). Прирост этого показателя благодаря прогрессу последних лет в диагностике и лечении очень значительный. Ближе всего к ситуации с выживаемостью при РПЖ расположены показатели выживаемости при неходжкинской лимфоме (53,8 и 60,4% за соответствующие периоды) и раке прямой кишки (52,1 и 57,6%), но они значительно скромнее. 5-летняя относительная выживаемость при раке простаты является самой высокой в Центральной Европе (88%), на юге (86%) и на севере (85%) Европы, а самый низкий уровень выживаемости зафиксирован в Восточной Европе (72%) [13].

Во всех случаях опухоли простаты обязательно склонны к прогрессивному росту, но с некоторыми это происходит в таком медленном темпе, что не приводит к значительным клиническим последствиям. В таких случаях важно определить соотношение риска и пользы при выборе более или менее агрессивного метода лечения. Следует учитывать риск операционных осложнений и длительных последствий операции, таких как недержание мочи и импотенция. В противоположность этому более активный подход и выбор более радикального лечения для мужчин с агрессивным раком простаты дают определенные преимущества. Вследствие сильных различий потенциальной агрессивности рака простаты и по причине неспецифичности простатического специфического антигена (ПСА) как маркера опухолевого роста возникает целесообразность формирования определенных субгрупп пациентов для назначения того или иного лечения.

Рабочая группа США по профилактическим службам (U.S. Preventative Services Task Force, USPSTF), основываясь на этих данных и на результатах других ключевых клинических испытаний, недавно выпустила руководство, в котором рекомендовано отказаться от скрининга рака простаты с определением уровня ПСА при отсутствии симптомов. Такой скрининг, по мнению специалистов USPSTF, позволяет выявить большое число случаев асимптоматического рака простаты. Хотя в большинстве таких случаев бессимптомные опухоли отвечают гистологическим критериям рака простаты, они либо не прогрессируют, либо являются безобидными и клинически незначимыми. Становится ясно, что для выявления потенциально агрессивных опухолей простаты требуются более совершенные маркеры и диагностические средства [26].

Правильность и целесообразная последовательность применения новых лекарств, таких как абиратерон, кабазитаксел, сипулейцел-Т и радий-223 хлорид, теперь имеют решающее значение. Можно сказать, что разработка косвенных и прямых биомаркеров – предикторов эффективности лечения чрезвычайно важна для оптимальной разработки целенаправленных противоопухолевых программ.
Основное количество ПСА находится в протоках предстательной железы. Повышение уровня ПСА в крови обусловлено нарушением барьера между системой протоков предстательной железы и кровеносным руслом. Причинами этого могут быть как злокачественная опухоль предстательной железы, так и доброкачественная, а также воспалительный процесс или даже урологические манипуляции. Поэтому этот маркер не специфичен для РПЖ. Кроме того, экспрессия гена ПСА является результатом транскрипционной активности рецепторов андрогенов, и ее изменение может приводить к снижению уровней ПСА, но не к замедлению роста опухоли [9, 10].
Хотя изменения уровня ПСА достоверно коррелируют с общей выживаемостью, этот маркер не является надежным косвенным показателем выживаемости. Это было показано в испытании TAX-327 на 3-х группах пациентов с поздними стадиями КРРПЖ, получавших доцетаксел в сочетании с преднизолоном в течение 3-х или 1-й нед. при сравнении с митоксантроном в сочетании с преднизолоном [10, 14]. В этом исследовании были выявлены преимущества (в отношении выживаемости больных) 3-недельного курса доцетаксела над митоксантроном (р 5 к 01.08.2014 Выбор ингибиторов фосфодиэстеразы 5-го т.

«О, сколько нам ошибок трудных готовит просвещенья дух, И опыт, сын ошибок трудных, И ге.

Эрекция – сосудистый феномен, связанный с гормональным и нервным контролем, включающ.

Статья написана по материалам сайтов: www.hatmedicine.com, www.docrates.com, topclinic.ru, med.vesti.ru, www.rmj.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector